1-1

Герметизм — религиозно-философское Учение, берущее начало
от произведений Гермеса Трисмегиста,сохранившихся до наших дней на греческом языке.
Гермес Трисмегист — это имя Тота-Атланта в Его следующем Божественном Воплощении,
имевшем место в Египте.
Здесь представлены выборочно наиболее ценные материалы.
Добро пожаловать в мир тайных Знаний!

1-1

УРОКИ ПИФАГОРА


Глава одиннадцатая:
Танцовщица

        На пути каравана с пленниками оказался небольшой храм.
        Главная жрица вышла навстречу и просила военачальника не осквернять святилище. Она была молода и стройна. Тело её было смуглое и необычайно гибкое, тёмно-карие глаза смотрели на воина без страха.
        Она поклонилась с достоинством:
        — Здесь нет сокровищ, которые могли бы заинтересовать вас…
        — Зато есть красотки, вроде тебя! Вы можете заплатить выкуп иначе! — с издевательским хохотом в упоении своей властью произнёс тот.
        — Разве не достаточно вам рабынь, которые готовы услаждать ваши тела?
        — Вы тоже можете пополнить их число, стоит мне только приказать! — вновь насмешливо произнёс военачальник.
        Итак, красавица, всего лишь сегодняшняя ночь со мной — и твои жрицы и храм твой останутся нетронутыми! Согласна?
        — Нет! Я лучше с диким зверем провела бы эту ночь!
        — Ах так?! Тогда ловлю тебя на слове! Пусть это будет развлечением для всех! Ты согласна подарить свою любовь дикому зверю? Пусть так и будет! Ты будешь развлекать сегодня нас! И всем покажешь, как любить льва!
        Коль ты поцеловать его сумеешь, и он тебя не разорвёт на части, клянусь богами, я повелю не причинять вреда тебе и храму твоему!
        … Гамилькар и Пифагор, которые пользовались правом передвигаться по лагерю, чтобы лечить больных, оказались неподалёку и слышали этот разговор.
        Гамилькар спросил тихо по-гречески:
        — Ты можешь вмешаться, чтоб помочь ей, Пифагор?
        — Возможно, мы попробуем это сделать. Но пока ещё не время. А возможно, она справится и сама…
        Ты должен, наконец, понять, мой друг, что, даже обладая силой, не должны мы по прихоти своей менять события и судьбы других людей!
        Так, не имеем мы права исцелять болезни, пока преподносимые Высшей Силой уроки ещё не понял человек! И именно поэтому мы обычно отвары трав целебных даём больным и одновременно понимание законов исцеления душ стремимся подарить — а вовсе не возвращаем полностью здоровье сразу всем заболевшим без разбора.
        … Тем временем военачальник велел готовить всё для представления. Известие о зрелище-развлечении облетело лагерь.
        Недавно воины поймали льва и посадили его в большую клетку, чтобы привезти для пополнения зверинца в Вавилоне.
        Иногда они устраивали забавы, заставляя рабов сражаться с этим львом.
        Но сейчас в клетку ко льву поместили молодую жрицу.
        Собравшиеся зрители с нетерпением ожидали, что будет дальше.
        Жестокость, обращённая в зрелище, часто перестаёт казаться многим извращённым этически людям — преступной…
        Насмешливые возгласы о том, что эта жрица предпочла дикого зверя для «ночи любви», вместо храброго воина, и что теперь она поплатится за это, раздавались то там, то тут…
        — Посмотрим, как она разделит ложе с диким зверем! — насмешливо выкрикивали некоторые.
        … Молодая жрица, оказавшись в клетке, несколько раз ударила в ладони и начала танец.
        Выкрики в толпе зрителей смолкли.
        Казалось, что и лев тоже был заворожён её движениями.
        Девушка гибко, свободно владея телом, совершала свой танец почти не сходя с места. Все были поглощены, наблюдая за каждым движением.
        Лев был тоже словно очарован и не проявлял агрессии. А танцовщица начала медленно приближаться к зверю.
        Пифагор подошёл ближе и, встав рядом с клеткой, начал отбивать ладонями ритм. И в этом ритме всё словно погрузилось в особое состояние Прозрачного Света, никто не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой. Лишь жрица всё ускоряла движения гибкого и прекрасного тела, в танце приближаясь ко льву.
        Она на несколько мгновений охватила шею зверя руками и коснулась губами морды.
        И вновь ритмичные прекрасные движения продолжали завораживать зрителей.
        Так она повторила трижды, чтобы никто не усомнился в том, что она это исполнила.
        Пифагор открыл засов и вошёл в клетку. Он положил руку на холку льва и вывел его наружу.
        На несколько мгновений они приблизились к тому военачальнику, который отдал приказ всё это устроить.
        Тот не мог пошевелиться, чтобы выхватить оружие. Он сам на некоторое время ощутил себя беспомощным пред диким зверем…
        Затем Пифагор прошёл через весь лагерь и указал льву направление: «Иди домой! Ты — свободен!»
        Лев неторопливо удалялся…
        Никто не осмелился помешать Пифагору.
        Только когда Пифагор вернулся, оцепенение зрителей и охраны стало проходить.
        Танцовщица поклонилась Пифагору:
        — Приветствую тебя, Мудрец, знающий Божественные ритмы вселенной!
        Военачальник, очнувшись полностью, выкрикнул:
        — Что ты позволяешь себе, грек? Если тебе позволили лечить больных, то это вовсе не повод распоряжаться здесь всем! Ты хочешь расстаться с жизнью?!
        … Пифагор произнёс спокойно и мягко:
        — Она ведь исполнила то, что ты хотел? Теперь ведь и храм, и его жрицы — под твоей защитой: защитой того, кто клялся богами, которым поклоняется!
        Ведь это — хорошо, когда дикие львы живут в пустыне, а люди ведут себя так, что им не стыдно перед Богами!
        — Да, я сдержу своё слово! — неожиданно согласился перс.
        … В тот вечер Гамилькар и Пифагор долго сидели у костра, когда уже весь лагерь погрузился в сон. Только стражники иногда перекликались в ночной темноте.
        Жрица подошла к костру, неслышно ступая, и низко поклонилась.
        — Я хотела поблагодарить тебя за помощь, о Великий!
        — Меня зовут Пифагор, а это мой друг Гамилькар. Присаживайся рядом! Нам сегодня есть о чём поговорить!
        — Меня зовут Асенат, — назвала своё имя жрица.
        — Мы тоже благодарны тебе, Асенат! Искусство танца, которым ты владеешь в совершенстве, явило нам великую красоту тебя как души! — произнёс Пифагор.
        — Но отчего лев не проявлял агрессии? Это сделала ты, Асенат? Или ты, Пифагор? — спросил Гамилькар.
        — Твой Учитель помог мне… Мне одной под силу было сделать это с любым диким зверем. Но мне не достало бы силы, чтобы успокоить эту толпу людей, ещё не достойных такого названия…
        Все силы Мироздания повинуются твоему Учителю, единому с Божествами!
        — Ты знаешь о природе своей силы, Асенат? — спросил Пифагор.
        — Силу даруют Боги!
        — Да, ты права. Но я хотел бы поведать вам о Божественной Энергии, которую могут именовать разными именами, но которая присуща каждому эволюционно развитому человеку.
        … И Пифагор стал рассказывать об Атмической Энергии Кундалини, которая запасается на протяжении многих земных жизней успешно развивающейся души в специальной «копилке». И она может быть затем использована человеком и в творчестве, и в продвижении по духовному Пути.
        — Вы оба пришли в нынешние воплощения уже весьма зрелыми душами. Запас этой Энергии у каждого из вас огромен. И, более того, неосознанно вы уже используете эту Энергию.
        Данное обстоятельство позволило тебе, Асенат, научиться исполнять танцы так, что всех зрителей заливает твоя тончайшая сияющая Кундалини! Ты же, Гамилькар, благодаря этому запасённому Потенциалу, сумел сохранить чистоту и утончённость, несмотря на жестокость и энергетическую грубость некоторых жрецов, у которых ты учился прежде. А сейчас эта Энергия позволяет тебе осваивать и исполнять многие медитации на уровне Божественной утончённости.
        … Затем Пифагор объяснил им, как можно осознанно работать с этим бесценным энергетическим Сокровищем.
        … В течении нескольких следующих дней в лагере был объявлен отдых, так как ждали прибытия ещё одного обоза с ценностями, который должен был быть присоединён к каравану.
        Пифагор предложил Гамилькару, воспользовавшись этим временем, рассказать Асенат, всё то, что он узнал за время обучения.
        Пифагор сам лишь иногда добавлял несколько слов, с удовольствием наблюдая за своим учеником.
        Когда же настало время прощаться, то Пифагор произнёс:
        — Ну вот, теперь и ты, Асенат, многому сможешь учить тех, кого приведут к тебе Боги! Нам всем следует возблагодарить Их за те возможности, которые в эти дни были нам подарены Божественной Волей!
        Бог есть Дающий всем существам, но Он — и Принимающий дары! От душ больших и малых Он принимает дары любви. То — главные «жертвы», которые нужны Создателю! А когда душа окончательно созревает, она приносит в дар Творцу — себя! Вот — плод, достойный взращивания в наших жизнях земных!
        Принятие и отдавание должны быть в гармонии между собой у каждой души, на каком бы уровне развития она ни находилась. Это позволяет происходить её развитию.
        Принятие — это когда словно пустая чаша готова быть наполненной.
        Затем накопленное должно быть излито: даровано, отдано другим. Лишь тогда — вновь может наполняться чаша-душа и постигать новые высоты знаний и умений!
        Душа, которая не готова отдавать, не может быть наполнена новым знанием!
        Душа же, которая не готова принимать, — отказывается от обретения того, что могла бы дарить другим в дальнейшем!
        Также следует принимать и посильные стремления к дарению от малых душ. Тот, кто не готов принимать любовь, благодарность от них, — препятствует развитию в тех душах доброты.
        Но принятие благодарения от малых душ совсем не есть основание для того, чтобы самому возгордиться!
        Именно дарение любви постепенно делает волю человека совпадающей с Волей Бога!


Комментариев нет:

Отправить комментарий